ВВЦ займется развлечениями

Всероссийский выставочный центр (ВВЦ) предлагается превратить в «источник вдохновения для всех» – в универсальный торгово-офисно-развлекательно-выставочный комплекс, который к тому же будет приносить деньги. Но для начала нужно около $3 млрд

Что такое ВВЦ

Имущественный комплекс группы компаний ВВЦ помимо экспозиционных площадей включает больше 390 зданий, которые относятся к разным сегментам коммерческой недвижимости: торговой, офисной, складской. Почти половина из них относится к категории коммерческой недвижимости классов В1 и В2, другая половина – к классам С и D. Общая площадь этих объектов – больше 317 000 кв. м.

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».

Радиоприемник кажется вещью из прошлого, частью советских кухонь. Сейчас в большинстве квартир от радиоточек остались разве что провода. Но именно радиостанция стала на этой неделе «для либеральной общественности» символом свободы и независимости современной прессы, буквально ее последним бастионом. Речь, конечно, об «Эхе Москвы».