Есть разные экономики – для богатых и всех остальных

Миллиардер Рэй Далио, основатель Bridgewater, рассказывает о тенденциях финансового рынка и рассуждает об экономическом неравенстве
Основатель и председатель совета директоров Bridgewate Рэй Далио /Brian Snyder / Reuters

Ровно полдень, я стою в зале бургерной Jackson Hole на Манхэттене и спорю с Рэем Далио, возглавляющим крупнейший в мире хедж-фонд. Пару минут назад знаменитый финансист, одетый в широкие брюки и дорогой кардиган, явился к обеду в сопровождении пресс-секретаря, который хотел присоединиться к трапезе и «проверить» все цитаты.

«Нет», – заявляю я Далио. Да, я отлично знаю, что сверка цитат – нормальное дело в Нью-Йорке. В конце концов, вся PR-индустрия существует ради защиты миллиардеров от словесных промахов. Но у рубрики «Ланч с FT» есть три золотых правила: FT платит за ланч, при разговоре не присутствуют пиарщики, а цитаты не заверяются. Однако Далио, хотя и производит впечатление сдержанного человека, твердо стоит на своем, как и следует ожидать от «властителя вселенной».

Тогда я разыгрываю главный козырь. Далио только что написал книгу, в которой призывает руководителей к «радикальной открытости» и честности ради «жестокости из лучших побуждений». Гений хедж-фондов так захвачен этой идеей, что его сотрудники в открытую выставляют на встречах друг другу оценки с помощью программы для айпада и выкладывают их в публичный доступ – как в реалити-шоу на телевидении. Даже молодых практикантов призывают критически оценивать босса. Так что Далио наверняка по силам побыть с журналистом без присмотра в течение часа? Если это ему поможет, подшучиваю я, он может оценить меня на айпаде и сообщить конечный балл.

Идеальный портфель

«Рэй посвятил меня в простую систему, позволяющую определить, в какие активы, в какой пропорции и в каком количестве следует вкладывать деньги. Если бы вы применяли ее в прошлом, то за последние 30 лет (с 1984 по 2013 г.) оказались бы в выигрыше в 85 случаях из 100», – писал в 2014 г. Энтони Роббинс в книге Money. Master the Game. Акции в 3 раза более рискованны (т. е. волатильны) по сравнению с облигациями, полагает Далио: «Если ваш портфель поделен пополам, то на долю акций в действительности приходится 95% риска!» Далио советовал 30% портфеля держать в акциях крупных компаний из индекса S&P 500. 15% распределить поровну между золотом и другими сырьевыми активами (на случай ускорения инфляции). 55% отвести гособлигациям: 40% – долгосрочным, 15% – среднесрочным. Такая доля облигаций нужна, чтобы компенсировать волатильность акций в соответствии с концепцией risk parity. Не реже раза в год нужно проводить ребалансировку. Если какой-то сегмент портфеля показывает высокую доходность, значит, доля его риска в портфеле растет и часть средств необходимо переложить из него в другие сегменты.

Соглядатай мешкает, нервно поглядывая на Далио. После короткой паузы Далио с полуулыбкой машет ему «на выход» и мы усаживаемся за стол, покрытый дешевым пластиком, в глубине зала, рядом с музыкальным автоматом и электрической гирляндой. Поначалу планировался обед в более подобающей обстановке – в Гарвардском клубе. За два десятилетия, что я пишу о финансах, я пришла к выводу, что миллиардеры предпочитают есть в клубах своих университетов, офисах, шикарных ресторанах или спартанских барах, специализирующихся на полезной пище. Но в последнюю минуту Далио сменил клуб на одну из бургерных Jackson Hole – забегаловку, забитую сувенирами в духе Старого Запада. Кроме нас, другие посетители – сплошь пожилые туристы. Я удивляюсь: он что, пытается спрятаться? Или притвориться, что он нормальный человек? (Большинство его конкурентов считает, что это отнюдь не так.)

Официант бесцеремонно размахивает напечатанным на пластике меню. «Люблю здешние бургеры! – говорит Далио. – Фри и луковые кольца просто великолепны!» До сих пор он казался последним, кто добровольно согласится отведать бургер с журналистом. Не потому, конечно, что ему нужно что-то скрывать. Его хедж-фонд Bridgewater с активами на $160 млрд уже давно считается одним из самых успешных: в последние два десятилетия среднегодовой доход от инвестиций обычно исчислялся двузначными цифрами. Благодаря фонду также возникла новая инвестиционная стратегия, известная как risk parity (паритет рисков, или сбалансированность рисков, – при диверсификации играет роль не вес активов, а уровень их риска, определяемого исходя из волатильности; в итоге риски портфеля распределены равномерно по всем входящим в него активам. – «Ведомости».)

Еще больше впечатляет, что Далио оказался к тому же одним из немногих основателей хедж-фондов, которые устояли в последний финансовый кризис. В 2007 г. он прозорливо объявил, что жилищный бум в США закончился. В 2008 г. предсказал назревающий банковский коллапс и обвал кредитных рынков. В результате его флагманский фонд Pure Alpha в 2008 г. заработал почти 10%, тогда как многие фонды были обескровлены потерями. В последующие годы Pure Alpha показывал более высокую доходность, упрочив, таким образом, свою репутацию.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью
Подарки за годовую подписку