Как изменился протест

Социолог Алексей Захаров и антрополог Александра Архипова о том, кто выходил на проспект Сахарова летом 2019 года и 29 сентября
Евгений Разумный / Ведомости

В воскресенье, 29 сентября, на проспекте Сахарова в Москве, несмотря на дождь и холод, прошел согласованный мэрией митинг, организованный незарегистрированной Либертарианской партией. Основное требование митинга – остановить политические репрессии тех, кто был задержан 27 июля и 3 августа 2019 г. в Москве во время так называемых «массовых беспорядков» – несогласованных московскими властями акциях, участники которых требовали допустить к выборам в Мосгордуму независимых кандидатов.

Казалось бы, по массовости этот митинг должен был стать сопоставим с предыдущим, состоявшимся на том же месте 10 августа, – тогда, по данным волонтерской организации «Белый счетчик», на проспект Сахарова пришли 50 000–60 000 человек. Но 29 сентября «Белый счетчик» насчитал на митинге всего 25 200 человек (московская полиция говорит о 20 000 участников), т. е. в два с лишним раза меньше, чем 10 августа. Почему? «Сдулся» ли протест – потеряли ли люди интерес к политическим акциям? Или дело в чем-то другом?

О том, как меняется состав участников массовых акций, а также об их мотивации мы можем судить по результатам наших наблюдений и опросов, которые мы проводим регулярно с 2011 г. 29 сентября фольклористы и антропологи из группы «Мониторинг актуального фольклора» при поддержке «Белого счетчика», а также группы исследователей-волонтеров опросили на проспекте Сахарова 905 человек. Как и раньше, мы старались обеспечивать репрезентативность выборки, опрашивая проходящих через рамки людей с определенным интервалом – спрашивали каждого седьмого. Около 20% из опрошенных отказались участвовать в нашем опросе. Для соцопросов это очень мало.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью
Подарки за годовую подписку